Под таким заголовком в новой Адвокатской газете № 21 (158) ноябрь 2013 года опубликована статья о дисциплинарной практике Адвокатской палаты Ставропольского края. К сожалению последнее время увеличилось количество жалоб поступающих в Адвокатскую палату Ивановской области от осужденных, чьи адвокаты не обжаловали приговор, вынесенный судом 1 инстанции. Приводим полный текст данной статьи.

 

ТЫ НАПИСАЛ ЖАЛОБУ?

 

Пассивная позиция адвокатов в суде становится дополнительным козырем для обвинения

Агитационный плакат Д. Моора «Ты записался добровольцем?» призывал в 1920 г. встать на защиту Родины, когда нависла угроза вражеского вторжения. Спустя почти век плакат оказался вновь востребованным, но в ином деле – адвокатском, когда появилась опасность причинения ущерба конституционным правам и свободам граждан – наших доверителей. Эту опасность уже невозможно игнорировать, а возникшие в связи с этим проблемы нельзя далее скрывать.

Языком статистики

Сначала, дабы не встать на тропу эмоциональных оценок, приведу результаты состязательной борьбы сторон в уголовном судопроизводстве в РФ.

Процент оправдательных приговоров неуклонно снижается и приближается к нулю. Эффективность кассационных представлений прокуроров по субъектам РФ колеблется от 88 до 96%, а кассационных жалоб, поданных адвокатами, хотя и отдельно не подсчитывается, но, по нашим сведениям, составляет считанные проценты.

Ходатайства следователя и прокурора об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу удовлетворяются в более чем 90% случаев, а ходатайства о продлении срока содержания под стражей – еще чаще. Так, в Ставропольском крае подобные ходатайства удовлетворяются в 98,7% случаев (http://stavsud.ru/news/show/186).

В 2012 г. в особом порядке принятия судебного решения судами рассмотрено 60% уголовных дел в отношении 600 тыс. лиц (http://www.rostoblsud.ru/ne_4912487).
Несложно заметить, что в состязательной борьбе представители обвинения доминируют над представителями защиты.

 

Несовершенная модель
Почему такое происходит? Можно сколь угодно долго рассуждать о хроническом обвинительном уклоне судебной системы, наметившейся девальвации конституционных прав и свобод граждан, бесконечно винить в происходящих неудачах наших оппонентов в мантиях и мундирах, но нельзя не признать, что одной из причин таких возмутительных результатов работы стороны защиты является собственная пассивность.

Сформировалась преобладающая модель работы части адвокатов по уголовному делу. Защитник исправно сопровождает обвиняемого на всех следственных действиях, подписывая соответствующие протоколы, и преданно находится в зале судебного заседания. Ритуальной кульминацией работы адвоката является вынесение приговора, который, как правило, им не обжалуется.

Как видно, работа таких адвокатов могла быть обозначена одним словом – «присутствие», когда по закону требовалось и доверителем ожидалось «активное участие».

Бездействие стороны защиты объясняется коллегами неверием в эффективность вышестоящей судебной инстанции, но истинные причины, на мой взгляд, носят субъективный характер. Это либо лень и собственная непринципиальность, либо неумение писать убедительные жалобы, либо отсутствие дополнительного материального стимулирования со стороны клиента, либо нежелание портить личные отношения с судом, либо психологический дискомфорт в написании жалобы на приговор судьи, который подписывает для адвоката финансовый документ.

Оппоненту карты в руки
Если представители защиты зачастую пребывают в статическом состоянии, то обвинение, как правило, предпочитает динамику.

Наши процессуальные оппоненты не оставляют без своего прокурорского внимания ни один приговор, в котором судья позволил себе не согласиться с их мнением. Высокий процент отмененных и измененных судебных актов – это яркий показатель их гиперактивности на этой стадии уголовного судопроизводства.

В п. 13 приказа Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. № 465 «Об участии прокурора в судебных стадиях уголовного судопроизводства» указано: «Государственным обвинителям, иным прокурорам, обладающим правом на апелляционное обжалование, учитывать, что апелляционные представления на незаконные, необоснованные и несправедливые судебные решения приносятся в установленные законом сроки.

При наличии обстоятельств, свидетельствующих о неправильном применении уголовного закона и (либо) существенном нарушении уголовно-процессуального закона, повлекших значительные вредные последствия, пропуск срока для обжалования по неуважительной причине расценивать как ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей».

Таким образом, государственный обвинитель не может не подать кассационное представление, опасаясь быть наказанным со стороны своего руководителя.

Независимость или некомпетентность?

Наши коллеги-адвокаты в Ставропольском крае до недавнего времени находились в более свободном положении, полагая, что решение подавать либо не подавать апелляционную жалобу на приговор суда составляет их исключительную компетенцию и именно в этом реализуются адвокатские принципы независимости и самостоятельности.

Подтверждая незыблемость этих фундаментальных для корпорации принципов, следует признать, что их реализация не может и не должна вредить интересам наших доверителей, лишать их конституционного права на пересмотр вынесенного судебного акта.

Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ставропольского края известны десятки фактов, когда адвокаты палаты безосновательно отказывались писать кассационные (апелляционные) жалобы, в результате чего десятки сомнительных с правовой точки зрения приговоров не пересматривались, а возможные судебные ошибки не исправлялись. При этом игнорировались обязательные требования действовавшей на тот момент ч. 4 ст. 13 КПЭА.

 

К сожалению, приведенную норму нельзя назвать конкретной и определенной. Так, п. 2 ст. 13 КПЭА мог ввести коллег в заблуждение, отдавая решение вопроса об обжаловании на их усмотрение, поскольку именно адвокат должен определять в каждом конкретном случае наличие оснований к отмене или изменению приговора. Последний, зная не понаслышке об отношении Фемиды к жалобам защиты, мог принять решение о бесперспективности дальнейшего обжалования и сформировать соответствующее мнение у своего доверителя.

Пункт 3 ст. 13 КПЭА тоже не идеален с точки зрения правоприменения, ведь можно не написать жалобу в отношении несовершеннолетнего и объяснить это каким-либо исключительным случаем. Кроме того, рассматриваемая норма обязывала при определенных обстоятельствах обжаловать приговор, но молчала по поводу обжалования иных промежуточных судебных актов, которыми ухудшается положение обвиняемого.

Обязанность обжалования
22 апреля 2013 г. редакция ч. 4 ст. 13 КПЭА претерпела изменения и приняла следующий вид: «Адвокат-защитник обязан обжаловать приговор:

1) по просьбе подзащитного;

2) если суд не разделил позицию адвоката-защитника и (или) подзащитного и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просили адвокат и (или) подзащитный;

3) при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам.

Отказ подзащитного от обжалования приговора фиксируется его письменным заявлением адвокату».

Отмечая преимущества новой редакции над старой, невозможно не заметить, что и она требует уточнения и конкретизации, поскольку порождает на практике массу вопросов.

Совет Адвокатской палаты Ставропольского края, проанализировав дисциплинарную практику, вынес 24 сентября 2013 г. важное и крайне необходимое решение «Об обеспечении права на пересмотр судебных актов в уголовном судопроизводстве».

 

Коллегиальный орган палаты выразил обеспокоенность участившимися случаями отказов защитников от обжалования вынесенных судебных актов и констатировал, что такая негативная практика, с одной стороны, лишает заинтересованных лиц права добиваться исправления возможных ошибок, допущенных судом при вынесении приговора, препятствует полной реализации их конституционных прав, а с другой – дискредитирует адвокатское сообщество и подрывает доверие к нему со стороны граждан и общества.

Совет дал толкование ч. 4 ст. 13 КПЭА во взаимосвязи с другими нормами исходя из ее логического смысла, разъяснив, что обязанность обжалования следует распространить не только на вынесенные приговоры, но и на иные итоговые и промежуточные судебные акты, которые подлежат обжалованию в соответствии с действующим законодательством.

В интересах доверителя
Совет также классифицировал случаи обжалования, разделив их на обжалование независимо от воли доверителя и обжалование в соответствии с волей доверителя.

К первым отнес случаи, когда доверитель в силу состояния здоровья или престарелого возраста самостоятельно не способен принять обоснованное решение об обжаловании. В таких ситуациях адвокат обязан самостоятельно обжаловать вынесенные судебные акты, не выясняя мнение своего подзащитного.

Кроме того, нет необходимости испрашивать согласие доверителя при принятии решения об обжаловании, когда в распоряжении адвоката есть достаточные данные считать, что его подзащитный вменяемого преступления не совершал, а признания и иные доказательства были получены с использованием незаконных процессуальных методов; если был вынесен обвинительный приговор с назначением осужденному наказания в виде реального лишения свободы по преступлениям небольшой или средней тяжести при отсутствии отягчающих обстоятельств; когда приговор в отношении доверителя вынесен с грубейшими нарушениями фундаментальных прав человека и гражданина, искажающими саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Решением предусмотрена обязанность адвоката обжаловать постановления, принятые в порядке ст. 397 УПК РФ и ухудшающие положение доверителя, судебные постановления, вынесенные в ходе досудебного производства, в том числе постановление о заключении под стражу, постановление об отказе в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, постановление об отказе в условно-досрочном освобождении и др.

 

Совет определил, что адвокат-защитник вправе не обжаловать вынесенные судебные акты только при наличии соответствующего волеизъявления его доверителя, оформленного в письменном виде.

Заявление об отказе от обжалования признается допустимым письменным доказательством, используемым при рассмотрении жалобы в квалификационной комиссии и Совете Адвокатской палаты в том случае, если оно получено адвокатом от доверителя добровольно, без какого-либо принуждения либо обмана, а само решение доверителя сформировалось после разъяснения адвокатом действующего законодательства и возможных перспектив обжалования.

Во избежание конфликта с доверителем в дальнейшем адвокату следует письменно оформить соответствующие разъяснения о перспективах обжалования и удостоверить их подписью подзащитного, приобщив их к материалам адвокатского производства.

Требования к жалобам
В решении определены требования, предъявляемые к жалобам, которые не могут быть формальными и поверхностными, а должны содержать не просто констатацию оснований для отмены или изменения вынесенного судебного решения и ссылку на допущенные нарушения, но и доказательства, на которых основываются сделанные выводы, а также содержать по возможности ссылки на постановления Пленумов ВС РФ, прецеденты ЕСПЧ и Конституционного Суда РФ. В решении отражено, что составление формальной и не аргументированной жалобы влечет те же процессуальные последствия для адвоката, что и отказ в ее написании.

Совет указал, что апелляционная жалоба на приговор или иной судебный акт не может быть аргументированной и убедительной без изучения протокола судебного заседания и ссылки на него.

Следует иметь в виду, что доказательством подачи апелляционной жалобы должно быть ее наличие в адвокатском производстве с отметкой суда о факте и дате ее принятия. Дабы положения вынесенного решения не остались просто благими пожеланиями, предусмотрен строгий механизм их реализации и контроля со стороны органов Адвокатской палаты.

Таким образом, с 24 сентября 2013 г. в Адвокатской палате Ставропольского края сложилась новая система координат, в которой адвокату выгодней жалобу подать, чем не подать. На мой взгляд, активизация защитной деятельности на стадии апелляционного обжалования позволит существенно увеличить количество поданных жалоб.

 

В ожидании качественных изменений
Разделяя и поддерживая позицию Совета, я все же не стал бы надеяться на кардинальное изменение результатов состязательной борьбы, а также легкую перестройку сложившейся железобетонной судебной конструкции. Мы вполне отдаем себе отчет в том, что эффективность адвокатских обжалований никогда не достигнет прокурорских показателей. К тому же постепенно исчезают надежды на справедливое апелляционное рассмотрение жалоб. Непродолжительная деятельность апелляционных инстанций уже вызывает обоснованные нарекания со стороны граждан, адвокатов и представителей юридического сообщества.

К сожалению, обещанный объективный пересмотр уголовных дел превратился в ускоренное с массовыми нарушениями процессуальных прав рассмотрение апелляционных жалоб с неизменным результатом.

Вместе с тем нельзя игнорировать действенность философского закона о переходе количественных изменений в качественные. Согласно этому закону увеличение количества жалоб на судебные акты с неизбежностью должно привести к росту числа измененных и отмененных судебных постановлений, оправдательных приговоров, исправлению судебных ошибок.

Нельзя забывать, что за измененными статистическими показателями стоят сотни и тысячи наших сограждан, невинно привлеченных, жестко наказанных, униженных и оскорбленных, ожидающих справедливости и правосудия.

Но мы больше надеемся именно на качественные изменения в судопроизводстве, когда конституционные принципы презумпции невиновности, толкования неустранимых сомнений в пользу подсудимого, состязательности и равноправия сторон наполнятся практическим содержанием, а не останутся молчаливо висеть на страницах Основного закона.

Мы надеемся, что статья Конституции РФ о недопустимых доказательствах начнет непосредственно действовать в судах и перестанет быть мертвой процессуальной нормой. Мы рассчитываем на объективное и беспристрастное рассмотрение ходатайств, заявленных стороной защиты, на равноудаленное отношение к оппонентам со стороны суда.

 

Дело государственной важности
В вопросе обжалований помимо философско-математического измерения имеется и измерение нравственное. Мы не можем быть удовлетворены своей работой, если она беспричинно прервана на половине пути и нами не использованы все процессуальные возможности, предоставленные законом.

Добросовестность и честность адвоката при исполнении обязанностей как раз и заключается в том, чтобы обеспечить осужденному право на пересмотр вынесенного ему неправосудного приговора судом вышестоящей инстанции. В ч. 3 ст. 50 Конституции РФ указано: «Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания».

Конституционный Суд РФ в постановлении от 6 июля 1998 г. № 21-П по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 325 УПК РСФСР в связи с жалобой В.В. Шаглия заявил: «В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом право на пересмотр приговора гарантируется тем, что, с одной стороны, осужденному предоставляется свобода обжаловать в апелляционном порядке вынесенный в отношении него приговор по любому основанию и мотиву и, с другой стороны, что на суд апелляционной инстанции возлагается обязанность принять и рассмотреть по существу принесенную осужденным жалобу, проверив при этом законность и обоснованность приговора.

Кроме того, лишение заинтересованных лиц права добиваться исправления возможных ошибок, допущенных судом при постановлении приговора, препятствует полной реализации тех положений Конституции Российской Федерации, которые предусматривают обязательность обеспечения прав и свобод человека и гражданина правосудием (статья 18), устанавливают гарантии охраны государством достоинства личности (статья 21), гарантируют право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2)».

Государство обязано обеспечить каждому доступ к суду вышестоящей инстанции в целях защиты прав и свобод от их умаления судебной ошибкой. Получается, что обжалование вынесенных судебных актов для устранения судебных ошибок – дело государственной важности. Даже если жалоба не будет удовлетворена, у адвоката не останется этических претензий к самому себе, поскольку он сделал в интересах своего доверителя все, что мог.

 

По изложенным причинам плакат Д. Мора, перефразированный как «Ты написал жалобу?» и обращенный непосредственно к адвокатам, сегодня как никогда актуален и является руководством к действию. 

Нвер ГАСПАРЯН, 
член квалификационной комиссии Адвокатской палаты

Ставропольского края